Главная » 2018 » Август » 28 » Охота на тетеревей (заметки охотника) ч.2
11:43

Охота на тетеревей (заметки охотника) ч.2

Картинка к материалу: «»

Конечно, тетерев осенью не позволит дрессировать над ним собаку, он требует от охотника большого внимания и ловкости, но охота на тетеревей с легавой возможна до тех пор, пока, в октябре, тетерева не станут собираться в стаи и вылетать на деревья, на кормежку — «подниматься на лес», как говорят промышленники.
При охоте на строгого осеннего тетерева не следует слишком далеко отпускать от себя собаку и как только она поведет по следу — ежесекундно быть готовым к выстрелу. Навык к охоте с легавою укажет охотнику, в какие моменты подводки, при какой обстановке, следует ему заходить с боку собаки, спешить наперерез, стараясь перехватить выстрелом могущий сейчас последовать вылет дичи. Зевать тут нельзя — иначе дичь далеко отбежит и поднимется вне выстрела, за деревьями. Нужно не отставать от крадущейся к дичи собаки, без колебания опережать ее на стойке, по направлению головы собаки предугадывая, в каком направлении от охотника находится дичь. В местах густых, в плотных зарослях, тетерева подпускают охотника ближе, срываясь с мощным трепетом крыльев и мелькая на быстром полете между деревьями. Как звучно падает такой тетерев на землю после удачного выстрела по нем!

Стрелять в большинстве приходится сквозь ветки и сучья, а то и далеко — нередко шагах в 70—80 расстояния, и потому ружье следует иметь для таких охот дальнобойное, с чоками, а стреляя из цилиндра, пользоваться концентратором и дробью не мельче № 3 англ. счета. Надо ли повторять, что бездымный порох на этой охоте, как и на каждой, всегда и всюду, имеет громадное значение, давая возможность быстро стрелять из обоих стволов, почти сдваивая выстрелы, не говоря уже о том, что при стрельбе бездымным порохом картина охоты получается значительно полнее — отсутствие дыма позволяет во всех деталях видеть результат выстрела в самый момент действия снаряда на птицу — эффектное зрелище, которое совершенно неизвестно охотникам, стреляющим черным порохом.

С наступлением морозных утренников, в конце сентября или в октябре, старые черныши по утрам начинают «вылетать» на деревья, сначала на хвойные, так как не любят садиться на березы, пока с последних не свалится весь лист, и начинают бормотать и чуфыкать, что служит слабым подобием весеннего тока (иногда они воспроизводят эти звуки на земле, «токуя» так продолжительно, что их можно скрадывать, как весною). Осеннее бормотание тетерева служит сигналом к тому, что тетерева начинают сбираться в стаи на зимовку. По примеру старых чернышей, по утрам начинают подниматься на деревья и молодые тетерева, которые все еще держатся выводками, со старкою во главе, и посидев на дереве час или два, пока земля отойдет от утреннего заморозка, снова опускаются и жируют весь день на земле. В это время, приблизительно начало октября, поднятые с земли тетерева, даже днем, охотнее садятся на деревья, чем опускаются после перелета на землю, как делали они до сих пор.

Охота на чучела начинается в конце листопада, обыкновенно в октябре. В зависимости от погоды, листопада, урожая ягод, начинается она раньше и позже, но обыкновенно числу к 15 октября лист с деревьев почти весь осыпается и промышленники «сидят с чучелами», и так как только незначительная часть промышленников умеет производить эту охоту мастерски, т.е. добычливо, а огромное большинство — очень мало в охоте этой понимает, то оно и считает, что начало поздней осени — лучшее время для стрельбы тетеревей из шалаша, потому что тетерева не успели еще собраться в большие стаи, предводительствуемые опытными и зоркими старыми чернышами, и охотнее подсаживаются к чучелам.

Соображение это отчасти справедливо, но если охоту на тетеревей с чучелами умело организовать, то ее можно производить всю зиму, и самый глубокий снег ничуть не служит помехою этой охоте, а даже улучшает ее. Зимою необходимо разгонять тетеревей ночью, на ночевке; именно только зимою, в глубокий снег, возможен хороший разгон тетеревиной стаи, сулящий, в большинстве случаев, блестящий успех охотнику.

Разгон тетеревиной стаи, ночью, перед охотой, во всех случаях полезен для охоты с чучелами, но по черной тропе и пока снега мало, толково разогнать стаю мудрено: тетерева поднимаются дружно, разом, и получается не разгон, а угон стаи. Правильный разгон тот, когда птицы разлетелись по одной, по двое, постепенно, в разные стороны, а это достигается только при ночевке тетеревей в глубоком снегу. Конечно, и без снега, и по мелкому снегу удается иногда стаю разогнать основательно, но это — дело счастливой случайности, не более.

К тому же, в начале осени, пока тетерева держатся небольшими стайками, прибегать к ночному разгону их особой надобности нет. В ожидании зимы птица табунится, как говорят промышленники, и охота с понимающими свое дело загонщиками может быть весьма добычлива.

Лучшие чучела — суконные, изображающие чернышей в спокойном состоянии, сидящими как бы нахохлившись. Длинная шея у чучела быть не должна — тетерев вытягивает шею в минуты тревоги и опасности. Не худо, если чучела будут немного крупнее тетеревей — крупное чучело издали заметнее.

Чем больше чучел окружает шалаш, тем лучше, но надо умело размещать их, не полагаясь на загонщиков или «проводников». В тихое, безветренное утро чучела садят зобом к восходу солнца, при ветре — зобом против ветра. В значительный ветер — ниже и ближе к стволу дерева, в тихую погоду — выше и дальше от ствола. Тетерева вообще ветра не любят и, вылетая кормиться на березы в сильный ветер, выбирают низкие места за ветром, и этим надо руководиться, выбирая место для шалаша. При охоте вечером чучела поднимают ниже, чем утром.

Если охота производится в одном и том же месте несколько дней подряд, то размещение чучел надо ежедневно разнообразить — тетерева подозрительны и, обстрелянные, могут избегать шалаша, «присмотревшись» к чучелам.

Выставляют чучела обыкновенно на березах, как на деревьях кормовых для тетеревей, но можно «поднимать» чучела и на другие деревья, избегая хвойных, на которых чучела менее выделяются.

Шалаши устраиваются там, где гнездуют, водятся и любят держаться тетерева: в зараставших молодняком пустошах и вырубках, на окрайках полей, на покосах, чередующихся с молодыми чащами и незначительными по объему болотами, словом — в местах открытых, но вместе с тем и лесистых. Вокруг шалаша должны быть присадистые, удобные для тетеревей деревья, расположенные по возможности так, чтобы тетерева, подсаживаясь к чучелам, не могли сесть вне выстрела от шалаша. Количество окружающих шалаш присадистых деревьев большого значения не имеет, но обязательно надо, чтобы выставленные чучела были хорошо издали заметны со всех сторон, почему местом для шалаша охотнее избирается пригорок и только при сильном ветре надо изменить этому общему правилу.

Иногда возле шалаша не находится подходящих деревьев, чтобы выставить на них чучела, тогда чучела выставляют на деревьях подставных. Для этого срубают молодые, не толстые березки возможно большей длины (аршин 7—10), приносят их к шалашу и, срубив самую вершину березки, крепко насаживают на ее ствол чучело, березку поднимают и ставят, укрепляя сорками или прислоняя к подходящему дереву, хотя бы оно было сосенкой или елью — это не важно, надо только, чтобы чучело возвысилось над ним и отделилось от хвойной вершинки. На крупные деревья чучела выставляют путем залезания на дерево.

Каждое чучело садят на подчучельник — тонкое деревцо (обычно — березку), очищенное от сучьев, наподобие удилища, аршина 3-4 длиною, причем чучело насаживается на нижний, заостренный конец ствола, на котором возле насаженного чучела оставляется сучок, вершка три длиною, исполняющий назначение крючка, с помощью которого чучело вместе с подчучельником вешается на подходящую ветку большого дерева, ближе к вершине, среди других ветвей. Чем длиннее подчучельник, тем удобнее выставлять («поднимать») на дерево чучела — он избавляет от необходимости залезать на самые верхние, тонкие сучья, которые не всегда могут выдержать тяжесть человека. Чтобы чучело крепче держалось на подчучельнике (как и на подставном дереве), его привязывают к подчучельнику веревкой, один конец которой закреплен в колечке, имеющемся на чучеле возле отверстия для подчучельника, а другим, в аршин длиною, обматывается конец подчучельника. На веревках этих, которые от чучел никогда не отвязываются, чучела удобно носить на охоту и домой, а подчучельники оставляются возле шалаша.

Подчучельники, как и шалаш, и подставные деревья (если они требуются), нужно устраивать и заготовлять заблаговременно, а на рассвете, перед охотою, рубить, стучать, громко разговаривать возле шалаша безусловно не следует — тетерева могут быть недалеко и, заслышав возле шалаша шум, не станут подлетать к нему в течение целого дня. В особенности же нельзя поднимать чучела и устраивать шалаш — вообще показываться возле шалаша в виду сидящих на деревьях, в отдалении, тетеревей. Вид человека возле шалаша и чучел производит на тетеревей удручающее впечатление и лететь к месту, где недавно был человек, они совершенно отказываются.

В Белозерском уезде, Новгор. губ., я несколько лет подряд охотился на тетеревей с чучелами с помощью весьма дельного охотника-крестьянина Павла Тимофеева, у которого было 5 сыновей, все превосходные загонщики, и этот Павел Тимофеев, теперь уже покойный, мастерски «отвадил» своих односельчан «подсаживаться» к его шалашу в чаянии добыть тетеревей при даровом загоне сыновей Павла. «Отваживание» производилось приемами, доказывающими, как тетерева зорки, чутки и подозрительны.

Так, если непрошенный охотник сидел в шалаше в виду разместившихся в отдалении на деревьях тетеревей, то загонщик — один из сыновей Павла, подходил к шалашу, и будто случайно проходил под чучелами, и этого было достаточно, чтобы при перегоне тетерева избегали этого шалаша. Когда же «прогуляться под чучелами» было неудобно, то на виду стаи хитрец загонщик громко перекликался с сидящим в шалаше, не замечающим из-за своего прикрытия виднеющихся в отдалении на деревьях тетеревей.

— Ну что, как дела?! — кричал саженей за 30—40 загонщик. — Стрелял ли?

— Нет, все еще поджидаю, — отзывался охотник. — А у вас как? — любопытствовал он.

— И у нас пока ничего нет! А недавно пара тетерь пролетала — неужели не подсели?

— Не видал!..

— Ну, я пойду!.. Не надо ли тебе табачку? Покури — погрейся!..

— Спасибо! Своего захватил!..

Цель достигнута: тетерева слыхали говор и крик возле шалаша и игнорировали чучела.

Если же тетеревей на виду не было и Павел и его «ребята» ждали налета лирохвостых издалека и опасались, что дичь подсядет «на чужой шалаш», то один из сыновей Павла, незаметно для сидящего в шалаше охотника, от взора которого он был укрыт деревьями, становился на открытое место шагов за сотню от шалаша, и тетерева облетали шалаш «точно по колдовству», к великой досаде и разочарованно сидящего в шалаше непрошенного компаньона. А Павел подсмеивался: «я их отучу чужими руками жар загребать, на готовую птицу подсаживаться. У меня без выстрела просидишь!..»

И отучил, пользуясь сообразительностью (если можно так выразиться) тетеревей.

Тетерев осторожен и охотник обязан считаться с этим. Попытайтесь подойти хотя бы на винтовочный выстрел (150 арш.) к стае тетеревей. Это не так-то легко, как может показаться с первого взгляда. Подъехать — иное дело.

Тут, кстати, упомяну, что погода имеет огромное значение дня осенней охоты на тетеревей. В погоду ясную — тетерев очень строг и делает большие перелеты; в погоду ветреную — предпочитает «валиться» на землю; в погоду теплую, с мелким дождем, туманную и тихую — подпускает человека ближе, перелеты делает небольшие и вообще бывает «смирен».

В сильный мороз — потревоженный, — летит далеко; кормиться предпочитает на небольших деревьях, «сидит ближе к снегу», как говорят крестьяне. Лучшая погода для охоты на чучела — тихая и теплая, осенью с мелким, чуть моросящим дождиком, во время которого тетерева весь день «весятся на лесу» (выражение промышленников); зимой — оттепель. В особенно сильный ветер и в очень большой мороз тетерева отлетают в глубь лесных островов, а в погоду теплую, в оттепели зимою, выбираются в поле, на опушки, стремятся в редколесье вырубок, пустошей и покосов.

Возвращаюсь к охоте с чучелами из шалаша.

Если шалаш устраивается на скорую руку, в чем часто бывает надобность при охоте с ночным разгоном стаи (о чем будет речь ниже), то шалаш и все приспособления к нему обязательно следует делать глубокой ночью, при свете фонаря, а не на рассвете, когда допускается только поднять чучела, после чего загонщики должны торопиться отойти от шалаша.

При охоте в сухих, возвышенных местах с песчаным грунтом — лучший шалаш с ямой. Вообще же шалаш должен быть настолько просторен, чтобы стрелять можно было не просовывая наружу конец стволов, и хорошо забран, с боков и сверху. Редкий, сквозящий шалаш может испортить всю охоту. Особенно скрывать шалаш от тетеревей, как на току, не надо — осенью тетерев все же менее подозрителен и пуглив, чем весною и большого внимания на шалаш не обращает, хотя, чем неприметнее для птицы будет поставлен шалаш, тем «крепче» возле чучел будут сидеть тетерева. Затушевать присутствие шалаша осенью нетрудно — строится осенний шалаш почти всегда между деревьями и они укрывают его, даже против желания малоопытных охотников.

Приходить в шалаш следует с первыми проблесками утренней зари, а сидеть в шалаше, смотря по погоде — тепло одевшись, но платье не должно стеснять движения стрелка и парализовать их. Лучше всего сидеть в просторной меховой куртке или поддевке, с накинутым на плечи меховым тулупом, который, приготовляясь к выстрелу, моментально и бесшумно можно спустить с плеч.

 Если погода сухая — валенки незаменимы на этой охоте.

Осенний тетерев крепок на рану — стрелять его приходится сидячего, т.е. в положении, когда перо на нем лежит и примыкает плотно, а окружающие шалаш деревья зачастую позволяют тетеревам подсаживаться широко — поэтому ружье для охоты из шалаша требуется надежное, пристрелянное, с резким и дальним боем, валящее тетерева без отказа на раз и навсегда установленном расстоянии, такое — чтобы птица после выстрела свертывалась и умирала «там» — на дереве. Ружье слабого боя на этой охоте дает много подранков на отлет (чем очень грешат крестьяне, хотя избегают стрелять не в меру для своих ружей), а подранок — самое последнее дело, и кроме того, в данном случае, подранок плохо отзывается на результате охоты — отлетая после выстрела, тетерев нередко «уводит» всю стаю от шалаша.

Лично я бил тетеревей из шалаша (и очень успешно) магазинкой Винчестера, которой умею пользоваться так, что лязга при перемене патрона почти не бывает. Об этом я уже говорил в своих заметках «Ток глухарей» и повторяться не стану; затем я стрелял тетеревей из ружья льежской мануфактуры — стволы коккериль, оба чока и из такого же ружья — оба цилиндра, причем в последнем случае пользовался концентратором — кольцом Элея. Все ружья были пристреляны и по бою не заставляли желать ничего лучшего. Отлета дичи после выстрела почти не бывало. Я сторонник крупных №№ дроби и тетерева из шалаша, осенью и зимою, стреляю твердой дробью № 1 (Торбека). Опыт показал, что крупные №№ дроби действуют на многих охотах как-то надежнее; в данном случае стрелять зачастую приходится через хвои и ветви, иногда частые как метла, а ветви (мерзлые) обладают способностью сильно отражать дробь, которая точно застревает в них и рикошетирует. Да и тетерева в это время точно бронированы пером, если сидят зобом к шалашу.

Роль охотника на этой охоте — второстепенная. Охотник должен хорошо владеть ружьем, не спать в шалаше, стрелять толково, быстро и ни в каком случае ранее окончания охоты не выходить из шалаша для сбора убитых птиц, чем часто грешат горячие охотники, лишенные выдержки. Показаться тетеревам возле шалаша — значит испортить охоту целого дня.

Пуделя для дельного охотника при стрельбе из шалаша непростительны, но они всегда возможны, если стрелок станет «сваливать» ружье и дергать за спуск.

В общем, бить тетеревей из шалаша дело очень немудрое и весь успех этой охоты зависит от загонщиков, в них главная суть и я перехожу к ним, оставив охотника в шалаше ожидать подлета тетеревей и на прощанье посоветовав ему прихватить с собою в шалаш винтовку, которая во многих случаях полезна на этой охоте, так как дает возможность свалить лирохвостого красавца, подсевшего вне дробового выстрела, из шалаша. От такого поллета, как ни выбирай место для шалаша, гарантировать себя трудно, а подогнать тетерева, подсевшего шагов за 100—120 от шалаша, редко удается даже очень опытному и дельному загонщику. Почти всегда в таких случаях получается перелет.

Охоту производят с 3—4 загонщиками, причем, если местность позволяет, они могут быть конными, что очень облегчает их задачу. Предварительно загонщики сговариваются, в каком районе каждый из них будет действовать, чтобы не получилась бестолковщина. Если птица «насмотрена» накануне, т.е. известно место ночевки тетеревей, то один из загонщиков, когда рассветет, отправляется прямо на это место и, если придет раньше вылета тетеревей на деревья, то поднимает стаю с земли, разумеется зайдя с противоположной от шалаша стороны. Подгоняя тетеревей к шалашу, опытный загонщик всегда может регулировать расстояние их перелетов и, смотря по тому, близко или далеко находятся тетерева от шалаша, «посылать» их к шалашу большими перелетами или маленькими, сразу всю стаю или по частям. В этом — главная суть. И когда один загонщик гонит тетеревей, остальные, находясь в других сторонах от шалаша, если у них нет птицы, с пригорков и горушек наблюдают за тетеревиными перелетами и если тетерева уклоняются в сторону, «принимают» их и направляют куда следует. Знающие местность 3—4 загонщика, понимающие свое дело, образуют вокруг шалаша как бы заколдованный круг, из которого тетеревам выбраться весьма трудно, и охотнику, сидящему в шалаше, стрелять обязательно придется, была бы только птица, причем на моих охотах, когда птицы поблизости не было, пригнать тетеревей за 3—4 версты считалось делом обычным, если только местность сколько-нибудь способствовала такому перегону. Через большое, чистое поле, через деревню или значительный остров строевого леса, в котором тетерева могут затеряться, — тетеревей перегнать затруднительно, в местах же лесных, но открытых, в пустоши, где птица не может скрыться из глаз загонщиков, бывали случаи, — большую стаю тетеревей пригоняли за 7—8 верст, даже зимою, «укладывали ее спать», ночью разгоняли и на другой день охотились на нее с большим успехом.

Просмотров: 33 | Добавил: юрий
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Календарь
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Новые комментарии
юрий (08.02.2018) 100 миллионов на убийство бездомных животных накануне ЧМ по футболу 2018
Korch (20.01.2018) Мероприятие было вроде.Но конечно не в тех объёмах как хотелось бы.Решения по запрету еще не принято,но как я понимаю ЗЕЛЁНЫЕ рулят!
юрий (15.01.2018) Да я ошибся, т.к. тема на "Охотниках.ру" пропала, найти не удалось, искал в разделе "Охота", а надо было в "собаках", во...
Реклама