Главная » 2017 » Ноябрь » 29 » Великие охотники
14:20

Великие охотники

Картинка к материалу: «»

Охота длиною в жизнь

В 1942 году II мировая война была в разгаре, когда Его Высочество Принц Ирана Абдорезза Пахлави впервые ступил на землю Чёрного континента. Тогда ему было всего 17, он только что окончил школу и сопровождал своего отца и всё семейство в изгнании: сначала на Св. Маврикия, затем в Дурбан и в Йоханнесбург.
Принц уже тогда охотился, в основном на птиц: цесарок, куропаток, гусей. Во время визита в Бечуаналенд (ныне Ботсвана) в 1943 году он подстрелил самца южной импалы. Это было первое африканское животное из многих добытых им за долгую охотничью карьеру, которая продолжалась 57 лет.
Впервые на свою африканскую охоту в сопровождении профессионального охотника он отправился в 1944 году. Во время того сафари в ещё диком Северном Трансваале ему удалось добыть сэйбла с рогами по 113 см, который так и остался лучшим в его долгой карьере. На всю жизнь принц запомнил хриплое дыхание льва за полотном брезентовой палатки, а на утро были обнаружены следы в метре от входа в «покои» Его Высочества. После смерти отца принц уехал в Гарвард изучать политэкономию.
Он снова вернулся в Африку в 1955 году и вместе со своей женой принцессой Пара Сима и парой других родственников совершил 30-дневное сафари в Танганьике (ныне Танзания). Изначально они планировали охоту в Кении, но страна была охвачена пожаром восстания племени мау-мау, и организатор сафари компания Kerr & Downey не могла гарантировать их безопасность. Много лет спустя он признался, что главной целью того первого большого сафари было «добыть как можно больше представителей восточно-африканской фауны, соблюдая принципы честной охоты». Это же он мог сказать о любой своей охоте на пяти континентах.
Во время первого сафари в Танганьике он добыл свою первую «большую пятёрку». Тогда же сделал и важное для себя открытие: винтовка с оптическим прицелом – удел не только стариков, теряющих зрение. Когда малый куду вышел из зарослей на расстоянии более 250 метров, он схватил «маузер» под патрон 7х57 мм, подаренный знаменитым Джеком О’Коннором его жене, и одним выстрелом легко взял животное. На следующий день из этой же винтовки он застрелил бегущего бушбока. После этого он уже не возвращался к открытым прицелам.
Во время того сафари произошёл инцидент, достойный внимания: его «пи-эйч» (профессиональный охотник) Майлз Тэрнер точным выстрелом по буйволу подстраховал принца. Его Высочество не только отругал проводника, но и отказался признать животное своим трофеем.
После Танганьики последовало сафари в Чаде в 1961 году, где он добыл аддакса, гривистого барана, саблерогого орикса скимитара, западного коба и иланда лорда Дерби. Его проводником там был Микки Микелетти. На первых сафари принц старался добыть по два животных данного вида: один экземпляр для своей личной коллекции в Тегеране, второй – для Иранского Национального музея.
В 1963 году он совершил сафари в три страны: Намибию с профессиональным охотником Бэйси Маартенсом; в Мозамбик и в Анголу с Бобом Ли. С Маартенсом он взял всех представителей Намибийской пустыни, включая и самца орикса с рогами по 105 см, и тоже из «маузера» под патрон 7х57 мм.
В 1964 году он снова отправляется в Кению с проводником Джоном Саттоном. Именно тогда средь бела дня без всякой привады взял огромного леопарда весом 84 кг. Кроме того, добыл двух гигантских лесных кабанов рекордного класса и чёрного носорога с 70-сантиметровым рогом. Главной целью того сафари был восточный бонго, но принцу не повезло.
В Эфиопии он охотился дважды. В 1966 добыл горную ниалу и уже тогда редкого айбекса валиа. Тогда же он встретился с Джеем Меллоном, и началась дружба длиною в жизнь. Он вернулся в 1969 и вместе с Томасом Маттановичем, добыл лечве миссис Грей, белоухого коба и суданского роана.
В 1968 году в Красноморских холмах Судана он добыл нубийского айбекса. В том же году, охотясь в Сомали с пи-эйчем Паоло Таманьини, взял антилопу бейра и газель Пельцельна. В 1969 году снова вернулся в Судан и за две недели добыл только одно животное – хартебиста Хантера.
В ЮАР он охотился в 1970, 1995, 1999 и 2000 годах; в Намибии – в 1999 г.; в Замбии – в 1971, 1977, 1999 и 2000 годах; в Марокко – в 1972 г.; в Заире – в 1974 г.; в Габоне – в 1975 г.; в Центрально-Африканской Республике – в 1976 г.. Он добыл практически всех представителей животного мира африканского континента, включая несколько очень редких. Своим наиболее значительным трофеем считал большого южного куду с рогами по 160 см (!), добытого в ЮАР с Тони Томкинсоном. Несколько раз принц предпринимал попытки добыть буйвола с размахом рогов на 127 см, слона с бивнями по 45 кг, сэйбла с рогами по 119 см, но такие животные успешно избежали встречи с Его Высочеством.
Последним животным, добытым им в Африке, стал самец импалы с рогами длиной более 63 см, которого он взял со старым другом Тони Томкинсоном в ЮАР в 2000 году. То же самое животное, с которого началась его охотничья карьера, длившаяся почти шесть десятилетий. Этот удивительный охотник умер от рака в начале 2004 года.

Подарок принцу
Рассказ профессионального охотника Рольфа Роувера
В половине шестого утра туман висел плотной серой пеленой над болотами Бангвеулу, когда мы с Абдореззой Пахлави погрузились в утлое долблёное каноэ, принадлежавшее одному из местных вождей племени бемба. Мы продвигались по узкому тоннелю, тростниковые стены которого в некоторых местах вздымались на четыре метра и только усиливали звуки утреннего концерта мириадов птиц, насекомых и других жителей болотного царства. Промежуточной целью нашего маршрута был плавучий травяной остров, после которого мы рассчитывали продолжить наш путь пешком.
Шла четвёртая и последняя неделя нашего 28-дневного сафари, начавшегося в концессии Касонсо-Бусанга в северо-западном углу Национального парка Кафуе, где мы охотились на антилоп, добыли леопарда, бушбока и голубого дуйкера. Затем мы переехали в долину реки Кафуе в поисках кафуанского лечве. И наконец оказались в болотах Бангвеулу. Эта огромная система болот и озёр занимает значительную территорию северной части центральной Замбии. Здесь-то мы и собирались охотиться на чёрного лечве (это единственная местность в Африке, где он обитает), а также на ситатунгу Замбези.
Тем утром решили сконцентрировать усилия на ситатунге, винторогой антилопе, которую можно было бы назвать «водяным малым куду». Взрослый самец ситатунги носит серо-коричневатый костюм из довольно длинной шерсти, по которому разбросаны несколько белых пятен. Морда украшена характерным для семейства винторогих белым шевроном. Взрослый самец весит примерно 100-120 кг, по размерам очень напоминая малого куду, а по повадкам – бушбока. Чувствуя опасность, они часто ныряют, оставляя на поверхности только кончик носа. Их можно встретить в разных странах Африки, где есть болотистые пространства с достаточным разнообразием и количеством тростников и другой водной растительности. Сочетание густых камышовых зарослей с сочными, богатыми протеином травами даёт этой осторожной, порой неуловимой антилопе и пищу, и укрытие от врагов. А особая форма широко расходящихся продолговатых копыт позволяет ситатунге легко передвигаться по болотистой почве. Там, где они живут, у них практически один враг – крокодил. Но, будучи застигнутыми на сухой твёрдой земле, они сразу же становятся легко уязвимыми, так как не могут быстро бегать.
Поскольку мы уже имели возможность наблюдать большие стада чёрных лечве, на пятый день охоты Его Высочество решил, что ситатунга должна быть нашим приоритетом, несмотря на то, что эта физически тяжёлая и опасная охота уже чуть не стоила ему жизни. За несколько дней до этого, пытаясь подкрасться к чёрному лечве, мы шли по плавучей тропке через заросли папируса. Я предупредил принца, что в случае, если он провалится сквозь этот матрац из сплетённых плавучих растений, он должен будет мгновенно развернуть свою винтовку горизонтально над головой, чтобы приостановить дальнейшее погружение в глубину. Окажись он под плотным слоем растительности, выплыть наверх уже не будет возможности.
Мы наполовину преодолели предательские заросли, и я в очередной раз предупредил принца, чтобы он точно ступал в мои следы. Почти тут же я услышал тихий жалобный звук, подобный блеянию барашка. Оглянувшись, увидел, как он проваливается и уходит под воду. К счастью, он поступил в соответствии с моими инструкциями, развернув винтовку над головой. Несмотря на то, что он полностью погрузился в воду, винтовка остановила его дальнейшее погружение, и, подтянувшись, он смог вынырнуть и глотнуть воздуха. Я плюхнулся в свои следы и протянул ему шест. Отдышавшись и придя в себя, совместными усилиями мы выбрались из дыры на спасительную поверхность. Принц сознался, что всего лишь на мгновение отвёл взгляд от моих следов, и, извинившись за невнимательность, заверил меня, что больше такого не повторится.
Спустя несколько дней, был его день рождения, и я действовал с какой-то особенной осторожностью и энтузиазмом, желая преподнести подарок одному из самых известных охотников современности. Мы оставили наше каноэ вскоре после восхода солнца и медленно продвигались по одной из качающихся и хлюпающих тропинок вдоль границы тростниковых зарослей. Вокруг царило типичное для этих мест богатое жизнью утро. Туман постепенно рассеивался.
Мы продолжили идти при уже полном утреннем свете. И примерно через полчаса, обогнув очередную тростниковую стену, всего метрах в 50 увидели ситатунгу. Он безмятежно кормился, опустив голову, его рога прекрасно были видны, и это был самый большой ситатунга из всех, которых я когда-либо видел!
Я воткнул свой шест в качающуюся поверхность и, повернувшись к Его Высочеству, знаками показал, что он может его использовать в качестве опоры и что он должен стрелять, как только будет готов. Выстрел принца прогремел ещё до того, как ситатунга поднял голову, и антилопа упала там, где стояла. Я схватил свой шест и попытался перепрыгнуть через полоску воды, отделявшую нас от другого плавучего острова, и тут же погрузился по самые плечи. Выбравшись из трясины, я добрался до антилопы и не мог поверить своим глазам: у неё были рога, как у ниалы – длинные, с совершенными спиралями и явно более 76 см!
С трудом я перетащил животное на наш маленький остров, и мы по очереди сделали несколько снимков. Впоследствии выяснилось, что этот ситатунга оказался самым крупным животным своего вида, добытым за последние 40 лет – достойный подарок принцу на день рождения!
Примечание: Рольф Роувер начал карьеру профессионального охотника в 1966 году в Замбии. Описанная выше охота происходила в 1971 году. Через несколько лет они провели ещё одно сафари в Замбии. Планировали сафари в Танзании в 2005 году, но этому не суждено было сбыться. Рольф до сих пор продолжает заниматься любимым делом в Замбии и в Танзании. Кроме того, он дипломированный биолог.

Самый значительный охотничий трофей принца
Рассказ профессионального охотника Тони Томкинсона
«Тони, у меня есть особенный клиент, который хочет добыть 152-сантиметрового куду. Ты готов?» Я понимал, что Бэйси Маартенс говорил совершенно серьёзно, и испытывал гордость, что он обратился ко мне с подобной просьбой. Мне приходилось брать куду с рогами по 150 и даже по 155 см. Но найти такого монстра на заказ? Шансы малы.
Задумавшись на секунду, я дал согласие, будучи уверенным, что, по крайней мере, я не подведу Бэйси. «Чёрт с ним, можно попробовать. А кто клиент-то?» «Извини, брат. Не имею права имён упоминать, кроме как: из царских кругов. Понимаешь, безопасность и всё такое прочее».
Последовало несколько недель обмена факсами и телефонными звонками, и наконец сафари для таинственного «Мистера Дорреса Долатса» было спланировано. В список желаемых трофеев входили чёрный гну, капский бушбок, клипспрингер и… огромный большой куду. Все трофеи должны соответствовать минимальным стандартам книг охотничьих рекордов, за исключением куду. В переписке мистер Долатс сообщил мне, что на предыдущем сафари добыл быка с рогами по 142 см и не будет стрелять по животному с рогами менее 147 см.
Наша первая встреча в том далёком июле в аэропорту Порт-Элизабет, где я был формально представлен Его Императорскому Высочеству Принцу Ирана Абдорезза Пахлави, прошла, мягко выражаясь, в официальной обстановке. Но за обеденным столом лёд растаял. Поскольку Его Высочество чаще всего путешествовал под псевдонимом, я спросил, как должен к нему обращаться. Он спокойно и ясно попросил меня использовать титул «Ваше Высочество», а его представлять моим коллегам полным титулом. За время тех трёх сафари, что мы провели вместе, случались и казусы. Дело в том, что сочетание «Ваше Высочество» по-английски звучит как «Ё Хайнес», что почти полностью совпадает с популярным в ЮАР именем Йоханнес.
После охоты в Восточном Кейпе, где принц так и не взял горного ридбока, мы перебрались на север провинции Лимпопо. Зная, что для поиска 152-сантиметрового куду нам придётся на многих других посмотреть, я спланировал возможность поохотиться в нескольких концессиях. Мы выделили 14 дней из 21 на поиски достойного куду, но к 10 дню так и не встретили ни одного быка с рогами, превышавшими 142 см. Я не могу сказать, что испытывал давление, но в глубине души волновался.
Мы переехали в концессию на северо-западном окончании горного кряжа. Владелец за последние 20 лет только раз в год позволял своим двум сыновьям стрелять двух быков куду на мясо и билтонг (вяленое мясо). Трофейной охоты там никогда не проводилось. Во время нашего первого визита старик показал рога куду, которые он нашёл на своей территории: мы с Его Высочеством были потрясены, поняли, что нашли «жилу» больших куду, и настроение наше улучшилось.
В течение двух дней мы обследовали район охоты, изучая рельеф и дороги, но не встретили ни одного достойного внимания куду. Большая часть третьего дня так же прошла без всяких достижений, но ближе к вечеру я заметил большого быка, двигавшегося с гор на равнину.
Мы немедленно приняли решение перехватить его, надеясь, что он будет вынужден пересечь открытый гребень всего в 200 метрах. Мне удалось рассмотреть глубокие спирали его рогов и повёрнутые внутрь длинные белые кончики. Я был уверен, что рога имеют длину около 150 см, и велел Его Высочеству приготовиться к выстрелу.
Но…покатились камешки! Один из моих следопытов оступился на крутом склоне, и наш куду, развернувшись на месте, в несколько прыжков достиг вершины гребня и скрылся за ним в густом буше. Близились сумерки, и рельеф с его высокой травой и усеянными валунами склонами явно не располагал к ночным прогулкам. Мы решили вернуться на следующий день утром.
Двухдневная разведка показала, что куду спускались с холмов в долины и по утрам возвращались. Вот мы и решили вернуться в то самое место, где видели нашего великана, чтобы на восходе перехватить его возвращение в свою горную крепость.
Дабы улучшить наши шансы, я разместил двух своих следопытов на вершинах близлежащих холмов. Спустя час мне удалось заметить только одного приличного быка, сопровождавшего свой гарем из полдюжины самок, как вдруг я услышал тихий свист. Один из моих наблюдателей делал спиралевидные знаки своими пальцами, указывая на подножие нашего холма. Склон холма на самом деле представлял собой некое подобие террасы.
Никогда не забуду тот момент, когда я впервые его увидел: куду медленно двигался вдоль нижней ступени террасы, направляясь к равнине; лучи утреннего солнца отражались от его величественных рогов, окутывая всё животное мягким светом, как покрывалом.
Великое животное узнаёшь с первого взгляда. Я оглянулся на Его Высочество. Слова были излишни. Мы сразу начали спуск, чтобы создать засаду, но остаться на достаточной высоте, при этом сократив дистанцию метров до 250. Когда мы достигли намеченной мною позиции, я попросил Его Высочество устроиться удобней и перевести дыхание: мы оба задыхались, но не от физической нагрузки, а от волнения.
Ползком добрались до края нашей полки. Куду был прямо перед нами, метрах в двухстах, и двигался в нашем направлении. Но ему предстояло пройти через заросли, в которых он как раз и начал растворяться. Это была густая полоса акаций и другого кустарника длиной около 200 и шириной около 150 метров; высота и плотность кустарника оказались вполне достаточными, чтобы скрыть нашего куду. Видны были белые кончики рогов и содрогавшиеся от его движений ветки. Бык спокойно, никуда не торопясь, принялся кормиться. Стояла необычно безветренная погода. Это позволило нам занять более удобную позицию с лучшим углом для выстрела и великолепной опорой для винтовки. Очень скоро до нас дошло, что эта позиция имела и недостатки: мы находились на открытом пространстве без всякой тени. Но я был уверен, что шанс для выстрела представится через несколько минут.
Как же я ошибался! Минуты превращались в часы, фляги с водой остались на нашей первой позиции в 200 метрах вверх по склону. Ветер постепенно набрал силу, хотелось надеяться, что он не слишком изменит направление.
Мы оказались в безвыходной ситуации. Куду не мог увидеть нас. Но и у нас существовал единственный выход – сидеть и ждать. Он был нашей целью, и эта цель находилась в чаще внизу и не знала о нашем присутствии.
В полдень кончики рогов исчезли из вида. Мы предположили, что куду решил переждать зной в лёжке. Нам ничего не оставалось, как ждать, мучиться от жажды и нервничать. Так продолжалось более шести часов. Наконец куду встал и снова принялся за еду. Наше внимание вновь сосредоточилось на кончиках его рогов. Когда он постепенно стал приближаться к северной кромке, у меня началась адреналиновая горячка: а вдруг он почует нас! Принц Абдорезза в очередной раз установил свой 7-мм Remington Magnum и подрегулировал прицел, он был готов.
Но последовал ещё один мучительный час ожидания и наблюдения за великолепными рогами: куду остановился на самой кромке. Наконец он сделал три критических шага и оказался на совершенно открытом пространстве, приподняв голову, чтобы сорвать последний листок. Я прошептал: «Стреляй! Твоё…». И 150-грановая Nosler Partition понеслась к цели. Она ударила как раз между лопатками сверху вниз, перебив позвоночник. Куду рухнул, как подкошенный.
«Спокойно, Ваше Высочество. Перезарядите и не спускайте с него прицела. Именно те, кто вот так падают, потом встают, и ищи ветра в поле!» В течение долгих 10 минут Его Высочество держал куду на прицеле. Наконец мы стали спускаться к нему, соблюдая все предосторожности.
Последние 20 шагов остались навсегда в моей памяти. Размеры, симметрия рогов и красота животного настолько потрясли нас, что мы оба не могли вымолвить ни слова. Принц прервал молчание: «Il est magnifique», – повторял он, и, очнувшись, перешёл на понятный мне английский: «Боже, какое красивое животное!» И, несмотря на то, что главной целью была длина рогов, никому из нас даже в голову не пришло достать рулетку. Она была не нужна.
Спустя положенные 60 дней измерения показали: длина правого рога – 166 см, левого – 157 см. Воистину великое создание природы, которое принц назвал своим «лучшим африканским трофеем».
P.S. Тони Томкинсон был и остаётся профессиональным охотником в течение 27 лет. В 1995 году ему присудили два приза: от Ассоциации Профессиональных Охотников Южной Африки – «лучший профессиональный охотник года»; от Международного Клуба Сафари – «за лучший африканский трофей года». Такой двойной чести никто больше не удостаивался.

Просмотров: 231 | Добавил: юрий
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Новые комментарии
юрий (08.02.2018) 100 миллионов на убийство бездомных животных накануне ЧМ по футболу 2018
Korch (20.01.2018) Мероприятие было вроде.Но конечно не в тех объёмах как хотелось бы.Решения по запрету еще не принято,но как я понимаю ЗЕЛЁНЫЕ рулят!
юрий (15.01.2018) Да я ошибся, т.к. тема на "Охотниках.ру" пропала, найти не удалось, искал в разделе "Охота", а надо было в "собаках", во...
Реклама